Петербургская "Росинка" годится для японской чайной церемонии

В этом году петербуржцы поняли, что загадочная японская культура не так далека от нас, как казалось.

За последний год петербуржцы имели немало возможностей удовлетворить свой интерес к нашему, как говорят телекомментаторы, "восточному соседу": хотя в Петербурге близость двух стран ощущается совсем не так, как во Владивостоке, тем не менее тесное соседство - это реальность. В этом сезоне в нашем городе состоялись гастроли японского балета, фестивали кино, в том числе детского (бесплатные!), выставки японской фотографии и гравюры, а также музыкальный фестиваль "Японская весна в Петербурге", на котором зрителям была показана большая чайная церемония. Русско-японский фонд "Яма-то" (официальный представитель нашего города в Японии) привозил крупного специалиста в области мануальной терапии - г-на фуждихи-ко Нукуй, курирующего многих великих суматори (борцов сумо) Японии. А недавно "Ямато" пригласил зрителей в Эрмитажный театр, где была показана еще одна чайная церемония.

Чайная церемония составляет важную часть японской культуры. Неподготовленного европейца, ожидающего колоритного восточного шоу, увиденное может даже разочаровать. Нездешнего "колорита" в церемонии предостаточно, однако больше всего она поражает спокойным достоинством исполнителей и почти сверхъестественным изяществом происходящего. Хотя действо пришло в Японию из Китая, именно японцы довели его в XVI веке до совершенства. До сих пор существуют и развиваются целые школы, исповедующие различные стили этого ритуала. Петербуржцы уже имеют возможность сравнивать: исполненная в марте этого года в Этнографическом музее церемония отличалась от показанной в Эрмитажном театре даже на первый, поверхностный взгляд. В первом случае все происходило на маленьком татами, во втором исполнительница сидела за черным лаковым столом. Впрочем основные позиции церемонии остаются неизменными.

Самомнение оставь за порогом

Сложнейший, очень жестко регламентированный ритуал сводится к приготовлению и угощению гостей смолотым в порошок зеленым чаем. Действо предполагает не насыщение (гости заранее накормлены), а наслаждение, которое тем сильнее, чем больше степень участия каждого. Все происходящее имеет глубокий философский смысл, мягко уводит человека от повседневной суеты, предлагая оставить тщеславие и самомнение за порогом. Тем самым выстраивается духовная вертикаль, к которой следует тянуться. Знаменитый мастер прошлого Сенно Рикю, разработавший каноны "чая чистой простоты", одно из правил сформулировал так:

"Настрой свое сердце в лад с другими сердцами, никто в этом мире не должен жить ради себя, не считаясь с другими". Правил в церемонии много, и каждое имеет символический смысл, поэтому показанные в Петербурге церемонии сопровождались подробными комментариями происходящего. Госпожа Сачико Хиконе, хозяйка салона "Де Зуйджун-Ан" объяснила, что, к примеру, сладости положено не запивать чаем, а вкушать до того, как будет поднесена пиала с напитком. Делают сладости из бобов, порошка зеленого чая, сои, сахара, придавая им определенный, далеко не случайный вид: сосновая иголка, лицо одного из богов счастья... Вид предлагаемых гостям сладостей строго зависит от сезона, впрочем, как и используемая посуда, и кимоно на хозяйке, и даже тембр и окраска ее голоса: по весне он должен внушать радость, в летнюю жару нести прохладу, а зимой, напротив, согревать.

А поскольку в Японии признают не 4 сезона, а 24 и один сменяет другой каждые 15 дней, то и вся предметная атрибутика чайной церемонии, а также ее чувственное, энергетическое и смысловое наполнение подчинены этому естественному круговороту. Не знать многотрудные тонкости ритуала и не уметь его исполнять в Японии считается стыдным, хотя истинные приверженцы убеждены в том, что учиться этому искусству нужно всю жизнь, да и той не хватит.

Раннее утро и чистая вода

Задаче "вознесения себя" подчинено и время начала чаепития: летом его положено начинать в полпятого утра (!), а в шесть заканчивать, зимой же все начинается в шесть часов вечера.

Принципиальное значение здесь имеет вода - из водопровода ее никто брать не станет. Поэтому в каждой школе и чайном салоне имеется свой источник, и глава школы должна ходить к нему в 3.30 утра, пока все спят. В том числе и силы природы и земли, поэтому вода в это время наиболее чистая. На гастролях же используется минеральная вода, а в Петербурге, к удовольствию гостей, им предложили чай, приготовленный из "Росинки". Однако строгие требования на этом не заканчиваются. Они простираются до того, что обязывают греть воду исключительно на углях (электроплита допускается лишь на выездных показах), каждый из которых необходимо помыть. А пепел не меняют по 300 и более лет.

Японской культурой можно заболеть. Ее неброская и ни с чем не сравнимая красота, излучающая тишину и покой, эстетика, диаметрально противоположная фаст-фудовской, завораживает, как легкий росчерк каллиграфического традиционного письма. Загадка ментального и бытового лаконизма, чистых линий, простых форм. Самое важное в Японии передается без слов. А используют для этого ценные предметы, например вазы и композиции из растений, сделанные рукой мастера.

Японский национальный дух хранит много тайн, и их постижение петербуржцами только начинается. Поклонники японской культуры смогут насладиться еще одним зрелищем: на этой неделе состоится вечер икебаны. Демонстрировать это искусство будет профессор Накамура Фукухиро, специально командированный штаб-квартирой школы "Икэнобо". Представление состоится в ТЮЗе 29 сентября в 18 часов, а билеты стоят совсем недорого - 20 - 25 рублей.
Надежда Слинкина



Ямато - Санкт-Петербург, 2010