Шедевры японских мастеров в Государственном Эрмитаже

Ефимов Ю.Г.,
старший научный сотрудник Государственного Эрмитажа

Среди богатой коллекции старинного вооружения, хранящейся в Арсенале Государственного Эрмитажа, представлено и оружие Японии -холодное, огнестрельное и оборонительное. Здесь можно увидеть вещи чрезвычайно высокого художественного уровня, многие из которых можно назвать ювелирными изделиями.

Отдельные предметы из этой коллекции являются не только первоклассными произведениями японского оружейного искусства, но и обладают мемориальной ценностью, будучи официальными подарками японских высокопоставленных лиц - членам императорской семьи, а также дипломатическими подарками при становлении российско-японских отношений. Первые предметы коллекции старинного японского оружия Эрмитажа относятся к периоду Петра I и Екатерины II.

Интерес к Японии особенно усилился после заключения Симодского трактата в 1855 году, когда русские смогли свободно приезжать в эту страну. Именно тогда начали появляться первые частные коллекции японского искусства, на основе которых впоследствии образовались государственные собрания в музеях Москвы, Санкт-Петербурга и др. городов.

Коллекция, находящаяся в Эрмитаже, берет свое начало с 30-х годов XIX века, когда ее первые экспонаты были помещены в Царскосельский Арсенал, впоследствии к ним добавлялись подарки, полученные русскими официальными лицами, членами императорской семьи и путешественниками, побывавшими в стране Восходящего Солнца. Как уже говорилось выше, Арсенал Эрмитажа располагает всеми видами японского оружия - оборонительным, огнестрельным и холодным, однако наибольший интерес представляет оружие холодное.

Меч, который являлся основным оружием японских самураев занимал очень важное место в их жизни; он был окружен почетом и был предметом почти религиозного культа, отличительным признаком социального статуса самурая, символом чести, этики, чистоты, лучшим для него подарком.

Меч, наряду с зеркалом и яшмовым ожерельем входил в число трех священных символов императорской власти. Ношение меча было строго регламентировано, при императорском дворе соблюдался строгий этикет в отношении формы и украшения ножен и рукояти, их орнаментации и цвета, а также цвета тесьмы, на котором он подвешивался, количества и места гербовых знаков. Существовало более десяти вариантов - один меч носили при дворе, другой - во время боевых действий, третий - во время похорон и т.д. В процессе работы над собранием холодного оружия Государственного Эрмитажа удалось обнаружить несколько мемориальных вещей - подарков русским официальным лицам, побывавшим в Японии. Одним из наиболее примечательных является меч, преподнесенный министром иностранных дел Японии Кавадзи Тосиакира Саэмон Но Дзе вице-адмиралу Е. В. Путятину - главе посольства России в Японию, заключившего в 1855 году Симодский трактат. Это удалось определить после прочтения надписи на хвостовике клинка, где говориться, что он был сделан в 1838 году по заказу самого Кавадзи. Не менее интересен и второй меч, подаренный Николаю II во время его путешествия по странам Востока в 1890 -1891 г.г. Клинок его был выкован в 1866 году; монтировка же, т.е. рукоять, ножны, цуба и другие более мелкие части, вероятно позднее - в 80 - 90 г.г., возможно специально по случаю этого визита. Они сделаны из железа и сплошь покрыты орнаментом, выполненным в технике насечки золотом; на рукояти с обеих сторон изображена птица Феникс, на ножнах - многократно повторяющийся герб императорской семьи -хризантема, а также изображение цветов и листьев дерева павлонии - герб сегунов Токугава.

В заключение, хотелось бы отметить, что была перечислена лишь малая толика предметов японского вооружения, хранящихся в Арсенале Эрмитажа. Эти работы свидетельствуют о высочайшем мастерстве японских оружейников и доказывают необходимость широкой демонстрации и излучения этой коллекции. Кроме того, ряд реликвий является неоспоримым вещественным подтверждением политических контактов между Японией и Россией, эпохи налаживания международных отношений с Японией в 18-19 веках.



Ямато - Санкт-Петербург, 2010