Чай без церемоний

Эрмитажный театр хотел стать чайным домиком

В среду стены Эрмитажного театра стали свидетелями довольно необычного действа - собрались люди, посидели, попили чайку и разошлись. Кажется, ничего особенного, но на то она и восточная дипломатия, чтобы никто ничего не заметил. С подробностями корреспондент "Ъ" АЛЕКСЕЙ РЫБНИКОВ.

Культурно-просветительский фонд "Ямато", официальный представитель Санкт-Петербурга в Японии, продолжает знакомить петербургскую публику с диковинами и чудесами заморской страны. На этот раз фонд, совместно с не менее официальным представителем Японии - салоном культурного обмена "Дэсуй-дзун-ан", представил чайную церемонию. Японцы чай любят, пьют его давно и завязывать с этим делом, видимо, не собираются. Он и от болезней их лечит, и врагов калечит (в средние века не один дайме отправился к предкам из-за своего чрезмерного увлечения чаем - отличить на вкус чай от зелья, как правило, успевали немногие), и нирвану проспать не даст, и если кто с похмелья - тоже поможет. Кстати, широкое распространение в Японии чай получил благодаря этому своему свойству - военный правитель Японии Минамото Санэтомо страдал от похмелья, и когда с помощью этого напитка избавился от недуга, издал указ о его повсеместном употреблении.

Сейчас чай служит культурному диалогу и способствует укреплению межгосударственных отношений. Но и это не главное. Главное, говорят японцы, ритуал помогает сбросить груз повседневных забот и в непринужденной обстановке предаться созерцанию вечного и прекрасного. Об этом и многом другом, комментируя порядок проведения ритуала, рассказывала в Эрмитажном театре мастер чайной церемонии Сатико Хиконэ.

Церемония потому так и называется, что каждое действие, каждый предмет подчинены ритуалу и наполнены смыслом. И церемония, проходившая в Эрмитажном театре, насколько возможно пыталась этому соответствовать. Одежда участников (кимоно) и церемониальные принадлежности были подобраны в соответствии с сезоном (которых в Японии 24), равно как и в речи ведущей присутствовали сезонные аллюзии и метафоры. Сладости, предложенные перед чаем, отвечали моменту встречи - многослойный мармелад из бобов и сои (считается, что эти культуры отгоняют злых духов) в виде иголок сосны и печенье в форме лица одного из семи богов счастья как пожелание долголетия и счастья. Чай в начале был предложен почетным гостям, среди которых самым почетным, естественно, оказался директор фонда "Ямато". После этого настал черед остальных. Изящные японки, нарядно упакованные, потчевали гостей, кланялись и мило улыбались - наши увальни смущались и терялись в догадках. Один в результате не выдержал и попросил хозяйку объясниться, почему церемонию проводят только женщины, и что в таких случаях с ними должен делать мужчина. Но мадам быстро охладила пыл незадачливого гостя, сказав, что "раньше Япония была закрытой страной, и церемонию проводили мужчины, но теперь Япония - открытая страна, и мужчинам приходится много трудится, так что им не до церемонии, поэтому ее проводят женщины", а ими следует просто любоваться.

Мастера чая стремились привести гостей в созерцательное настроение, но тут заговорили наши национальные традиции. Публика загалдела, поднялась со своих мест, центр сместился ближе к столу, охрана незаметно растворилась в общей массе. О приличиях и этикете забыли, пошел разговор по душам. И только представление на сцене театра прервало установление крепкой дружбы между двумя великими державами. Курилы мы им, конечно, не отдали, но посидели на славу.



Ямато - Санкт-Петербург, 2010